Стиль политика — не место для экспериментов, — Полина Бондаренко

Чувство стиля – одно из тех редких и едва уловимых состояний, которые в современном мире игнорируются массами, и поэтому перешло в разряд элитарности. В повседневной жизни мы подчас восхищаемся тем, как элегантно и со вкусом одевается кто-либо. И это не зависит, одет ли человек в костюм или в джинсы: стиль определяется не стоимостью и не типом одежды, а гармоничностью.

Сегодня профессия стилиста – человека, который помогает сформировать и подобрать стиль, работать над созданием индивидуального стиля – является большой редкостью, потому и ценятся настоящие стилисты весьма высоко. Спрос на их услуги сохраняется: кто-то хочет разработать свой стиль, кто-то пытается что-то изменить в себе, кто-то прибегает к услугам стилиста при организации шопинга. Тем более интересно побеседовать с профессиональным стилистом, человеком, ежедневно сталкивающимся с чувством гармонии и вкуса. Наша собеседница – Полина Бондаренко, консультант по вопросам стиля, практикующий стилист.

Полина, сейчас в мире бушует кризис, нам сообщают о банкротстве целых домов моды, о закрытии тысяч магазинов, о тотальном обнищании граждан. Актуально ли в это время думать о стиле? Помните «лихие девяностые» с их тотальной безвкусицей – тогда людям было не до стиля, уже купленная дешевая вещь, не сочетаемая с другими предметами гардероба, уже была событием?

Не соглашусь с Вами. Стиль – это не обязательно дорого. Выглядеть стильно можно не только благодаря дорогим брендам категории «люкс». Иногда супердорогие вещи провоцируют безвкусицу: погоня за брендами может привести к тому, что человек будет выглядеть попросту вызывающе. И в 90-е годы, и во времена СССР, и даже в годы Великой Отечественной войны были люди, умудрявшиеся выглядеть стильно. Кризисы, войны, революции – не помеха чувству стиля. Основные мировые дома мод – это продукт либо Великой депрессии, либо послевоенного кризиса, либо эпохи «Холодной войны» с ее балансированием на грани ядерного безумия. Поэтому кризис кризисом, а чувство стиля никто не отменял: людям хочется выглядеть хорошо в любой ситуации.

Главная идея женственности, какой ее видел Кристиан Диор, — это идея совершенства. «Женщина и ее платья должны быть максимально безупречны — почти до такой степени, чтобы невозможно было поверить в их материальность», — говорит одна из «гуру» современного стиля. 

В апреле этого года, в разгар пандемии коронавируса, известный итальянский модельер Джорджо Армани опубликовал открытое письмо о будущем модной индустрии. Он говорит об абсурдности ситуации, связанной с перепроизводством. «Нынешняя ситуация показывает, что единственный возможный путь для нас в будущем — это осторожно и осознанно замедлиться. Это позволит вновь вернуть ценность нашей работе и позволит конечному потребителю осознать ее истинную важность» — пишет великий кутюрье.

Армани рассказал, что упадок модной индустрии, такой как мы ее знаем сейчас, начался в тот момент, когда к сегменту люкса начали применять тот же цикл быстрого производства, продажи и доставки, что и для масс-маркета. «Лакшери-сегмент не может и не должен быть быстрым. Нет никакого смысла в том, что куртка или костюм моего дизайна висят в магазине 3 недели, а потом их заменяют новыми, не особо отличающимися. Я так не работаю и считаю это аморальным. Мне всегда была близка идея бессмертной элегантности — дизайнерские вещи должны быть не только с узнаваемым эстетическим кодом, но и произведены так, чтобы клиент мог носить их долгое время. По той же причине мне кажется абсурдным то, что в середине зимы в магазинах мы можем купить только льняные платья, а в середине лета — свитера из шерсти альпака. Наше желание купить должно быть удовлетворено немедленно».

Кризис — это возможность замедлиться и видоизменить всю систему продаж, считает Армани, и я с ним полностью согласна.

Каковы новые веяния в моде? Ведь мода и стиль неразрывно связаны между собою?

Мой опыт обучения у зарубежных стилистов и опыт общения с коллегами в Европе и на постсоветском пространстве говорит о том, что сегодня актуальна так называемая «интеллектуальная мода». В прошлое ушла эпоха, когда женщины хотели выглядеть как подростки.  В 2018 году американский Vogue провозгласил: «Сегодня больше чем когда-либо нам следует одеваться как взрослые женщины, а не как сексуальные малышки». Мир изменился. Самые успешные женщины в современном мире – уже не фотомодели и не манекенщицы, а образованные дамы, имеющие диплом престижного университета, способные поддержать разговор о современной политике, тенденциях в бизнесе, в искусстве, литературе, психологии.

Сегодня в моде – сочетание простых и строгих линий делового стиля с самыми безумными элементами «кэжуал»: сложносочиненный крой, деконструкция, объем и гиперобъем, нейтральная цветовая гамма, асексуальность и андрогинность, многослойность, сложные сочетания тканей и принтов. Это не значит, что женщина, одевающаяся в «интеллектуальном» стиле, наглухо закрывает тело и по максимуму скрывает очертания фигуры. Разрезы, и декольте существуют, но они не носят подчеркнуто «зазывного» характера. Для «интеллектуального» стиля не характерны высокие каблуки. Настоящая леди должна твердо стоять на ногах и излучать уверенность. «Интеллектуалка» скорее предпочтет спортивную обувь или ретро-туфли, чем 15-сантиметровые шпильки.

В этом стиле сегодня работают Йоджи Ямамото, Мартин Маржьела, Анн Демельмейстер, Дрис ван Нотен, Исси Мияке, Джил Сандер.

Но, как я понимаю, этот стиль отнюдь не порождение 2020 года? У него есть своя история?

Естественно. Этот стиль появился в конце 80-х годов и очень долго пробивал себе дорогу. Конец 80-х – 90-е – это очередной виток сексуальной революции, максимального раскрепощения. Эпоха «тела напоказ». Понятно, что эта волна должна была схлынуть. И вот тогда снова заговорили о стиле «интеллектуальной женственности», который приблизительно в году 1988-м предложила Миучча Прада. Она шла вразрез с общепринятым каноном, но именно она заложила основу того, что стало модным уже в современном мире.

Но есть еще одна тенденция в современном мире моды – это «так называемый «Slow fashion».

«Медленная мода»?

Именно. Уже более десяти лет экологи и модельеры бьют тревогу: в мире происходит процесс наращивания темпов производства одежды. И речь идет не только о Китае, Индонезии или Филиппинах, тоннами поставляющих дешевые футболки, в результате засоряющие окружающую среду. Речь идет в первую очередь о брендах со средней ценовой политикой, производящих столько продукции, что раскупить ее просто нереально – ведь через полгода-год мода снова поменяется, и то, что было модным в этом сезоне, безнадежно устареет. Мы надеваем недорогие вещи, купленные «по дешевке», и они моментально приходят в негодность.

В 2008 году дизайнер Кейт Флетчер в журнале The Ecologist написала статью о «замедлении» моды и об истинной цене выбора количества вместо качества. В первую очередь это удар по экологии. В половине произведенной текстильной продукции присутствуют хлопковые волокна. Для орошения хлопковых плантаций ежегодно требуется столько влаги, что ученые всерьез заговорили о грядущем дефиците питьевой воды. Я уже не говорю о проблемах с утилизацией и прочее.

Это касается только дешевой одежды?

Конечно же, нет. Перепроизводство – бич современного общества. В конце 2017 года британский бренд Burberry  уничтожил нераспроданные товары на сумму 28 миллионов фунтов стерлингов. Каждый год во Франции сжигается или выбрасывается товар на сумму более 650 миллионов евро (в 2023 году здесь вступит в силу закон, запрещающий уничтожение нераспроданных товаров). Ежегодно утилизация нераспроданной одежды приводит к выбросу в атмосферу 1,5 миллиарда тонн парникового газа. То есть, человечество приходит к мысли о том, что пора бы остановиться в погоне за шмотками, а домам моды слегка приостановить свои конвейеры.

На своей странице в Инстаграм (@stylemebond)  Вы пишете, что специализируетесь на капсульных гардеробах. Насколько я понимаю, капсульные гардеробы – это выход из ситуации и новые возможности для тех, кто хотел бы выглядеть постоянно стильно и оригинально?

Да, Вы правы. Капсульный гардероб (его иногда еще называют «умным» гардеробом или гардеробом-конструктором) – это гардероб, состоящий из одной или нескольких «капсул». «Капсула» — это набор из 6-12 вещей (не считая аксессуаров и обуви), которые можно комбинировать между собой, создавая разные образы. Эти образы всегда объединены общей темой: для работы в офисе, для свиданий, для активного образа жизни, для поездок за город, на каждый день, для занятий спортом и т.д.

Преимущества «капсульного» построения гардероба очевидны. Вы не просто покупаете какую-то вещь по принципу «Ой, какой милый принт» или «Куплю-ка для поднятия настроения». Вы думаете о сочетаемости этой вещи с другими предметами гардероба, о том, чтобы данная вещь гармонировала с другими, создавая ощущение стильности от образа.

«Капсульный» подход позволяет создавать каждый день новый образ. Подумайте: 12 предметов одежды позволяют составить десятки «луков». Понятное дело: это приводит к сокращению расходов, исключаются спонтанные покупки, каждая покупка – рациональна, продумана. Ситуация «нечего надеть» при ломящемся от одежды гардеробе практически исключается.

И часто Вы сталкиваетесь с нуждающимися в помощи в составлении «капсульного гардероба»?

Вы будете удивлены. Среди моих клиенток есть женщины, которые, имея возможность покупать себе новую одежду едва ли не каждый день, используют именно «капсульный» метод: они тщательно подбирают каждый предмет, долго думают, что бы конкретно они хотели приобрести для дополнения образа, часто комбинируют уже имеющиеся вещи. Обычно их гардероб состоит из 4 – 5 капсул, подобранных под конкретные случаи – для деловых встреч и работы, для торжественных мероприятий, для спорта, для отдыха и т.д. При этом многим кажется, что эти женщины (а им приходится постоянно появляться в публичной плоскости) едва ли не постоянно обновляют свой гардероб. Поверьте: нет! Людей моей профессии допускают в «святая святых» и я приблизительно знаю количество вещей моих клиентов. Мы работаем над стилем, исходя из однажды созданной базы, основы.

Буквально сегодня одна из моих клиенток написала мне сообщение с вопросом: «А можно я еще один отзыв о Вашей работе напишу? Меня просто завалили комплиментами на работе! Говорят, что я так стильно и разнообразно одеваюсь!». А в ее гардеробе, после ревизии, мы оставили 3 капсулы и многие вещи в них работают на все 3 задачи. Это секреты правильной стилизации.

Ваши клиенты просят Вас о такой услуге, как совместный шопинг?

Естественно. Это – часть моей работы. Эта услуга давно востребована звездами шоу-бизнеса и другими публичными персонами, но вот уже несколько лет она набирает популярность и среди «простых» людей. Стилист может сделать шопинг легче и выгоднее, поменяет ваш образ, если это необходимо, поможет сформировать личную капсулу и сделает гардероб практичным.

Хороший стилист знает магазины, их ассортимент, может составить карту-маршрут, существенно уменьшив количество времени, требуемое для покупок. Более того: первоначально мы знакомимся с клиентом и его гардеробом (а я всегда настаиваю на ревизии гардероба перед шопингом), убираем часть вещей, определяем стиль, определяем индивидуальные особенности и пожелания клиента. Ни в коем случае не навязываю ему нечто несвойственное, то, что вызывает у него отторжение. Сам процесс работы над стилем – достаточно кропотливое занятие, и совместный шопинг – это только часть работы.

По Вашим ощущениям, украинские политики скоро начнут думать о собственном стиле? Ведь то, что мы наблюдаем сегодня в сессионном зале Верховной Рады,- это культурный и эстетический шок.

После 2014 года в нашей политике начал доминировать стилевой нигилизм: иногда кажется, что политики, пришедшие во власть после Майдана, бросают откровенный вызов таким понятиям, как вкус и стиль. Слава Богу, прошло время, когда правилом хорошего тона считалось прийти в публичное место в камуфляжной военной форме, а в парламенте рябило глаза от обилия «милитари-стайл». Постепенно приходит осознание того, что нельзя приходить на работу в Кабмин в шортах, тапочках, с рюкзаком и самокатом. Когда-то, в 20-е годы прошлого века, сразу после революции,  посол Советского Союза в Великобритании решил продемонстрировать нигилизм и пришел на прием к королю не во фраке, а в гимнастерке – мол, пускай буржуи принимают меня, пролетария, таким, каким я есть. Это был своего рода вызов, провокация: по дипломатическому протоколу в таком виде нельзя было являться на прием. Король улыбнулся и сказал: «Советский посол? Пропустите!» Как вспоминал позже дипломат, большего стыда он не испытывал никогда в жизни – король нашел возможность поставить зарвавшегося дипломата на место – элегантно и изысканно.

К сожалению, у большинства наших политиков серьезный стилистический провал.

Фото Ирина Бардадим @iryna_bardadim

Поделитесь в соц сетях!

Теги: , , , ,

Загрузка...
Load...