Ковид заставил каждого посмотреть на свою жизнь со стороны

Меня удивляет смотреть, как в супермаркете мамаши натягивают ребенку на лицо медицинскую маску, а сами не надевают её. Равно так же, как и те, кто до сих пор облизывает пакетик для помидоров, чтобы его открыть. Мне кажется от этой привычки я уже избавилась.

Меня восторгают храбрые люди, едущие в трамвае без респиратора, дыша во всю грудь, листая очередные новости на счет ковида. О, смотри — говорят они, — под Днепром кладбище роют. И так — мммм носом, во всю грудь. Завидую, чёрт.

Забавляют знакомые, которые дезинфицируют спиртом кота, который не выходит на улицу. Не повредит — говорят они. Плевать, что кот сидит дома и жует цветы на окне. А вдруг ковид залетит через форточку и кот станет оружием массового поражения, — раcсуждает на своей странице в ФБ поэтесса Алена Васильченко.

Я испытываю полнейший восторг от тех, кто впервые в жизни радуется насморку. Да, вот этим банальным соплям. — Представляешь! — говорят они — Я тут приболел, а сегодня начался насморк. Насморк. Уфф. И пританцовывают так тихонько левой, ногой.

Мне нравятся находчивые люди. Те, например, которые продают одну маску в продуктовом магазине за 26 гривен. 26 гривен, Карл! А еще те, кто шьет маски из чего-то наподобие мужских носков и продает их как «супермаску-суперсилу для защиты от всех на свете вирусов». И стоишь ты такой, с этим носком на лице, и понимаешь, что нифига она не защищает, потому что чувствуешь, как каждая микробина пробирается сквозь непонятную «суперткань» тебе прямо в носоглотку.

Меня забавляет соседка тетя Нина. Я тут слышала по радио, что в стране запретили экспортировать гречку из-за её недостачи. Так вот — вся гречка у тети Нины. И рис. И сахар. И мука тоже.

Меня радуют люди, которые на карантине — как на каникулах. Ух ты, карантин! Пошли-ка пожарим шашлычок маленькой компанией, человек так пятнадцать. Чего-чего? Вирус? Та неее. Мы ж доверяем друг другу. Последние слова — будто о гонорее: «мы ж доверяем друг другу».
Или те, кто потирая руки в перчатках, проходят мимо темных витрин магазинов с одинокими манекенами. Считают убытки аренды и некоторых это, почему-то, радует. — Получат эти хреновы спекулянты. Будем ждать скидки после карантина.

Удивляют те, кто сопереживает выборочно. Не всем. Только тем, кому хочется. Не люблю китайцев — жрут всякую дрянь. Люблю Италию — хочу в Рим. Бразилия? Да не. Далеко. Индия? Да кто их там считает. И репостик. Со смайликом.

Меня восхищают те, кто не орет «караул», но и не отрицает угрозы. Люди, которые делятся проверенными новостями, отличают на вкус «желтые» заголовки и всем беспечным и паникерам предлагают в дружественной форме закрыть рот.
И те, что не пытаются избавиться от собак и котов.
И медики, которые не увольняются с работы.
И те, кто пытается освоить что-то: сделать что-то новое, читать книги, заняться фрилансом, проводить тренировки и доставку еды онлайн, приносить пакеты с едой инвалидам, не писать глупости в фейсбук — эти люди мне Нравятся.

Ковид заставил каждого посмотреть на свою жизнь со стороны. Ракурс получился неожиданным, порой — странным, пугающим, тревожным, непонятным и часто необходимым. В Венеции стала прозрачной вода. И некоторые люди стали «прозрачнее».
Мы тут гадаем: реален ковид или нет. Реально то, что мы чувствуем. Мы и Другие. Когда-то мы станем историческими очевидцами этой пандемии. И кто-то напишет книгу о карантине, и она станет бестселлером.

А пока: восхищайтесь, удивляйтесь и берегите себя. Это того стоит.

Ps. На фото я давно и без маски. Третье апреля два года назад.

Поделитесь в соц сетях!

Теги: , , ,

Загрузка...
Load...