В Китае заявили о своих исторических правах на всю территорию Южно-Китайского моря

9 августа состоялась первая онлайн-сессия Совета безопасности ООН по вопросам безопасности на море. Мероприятие носило название «Укрепление морской безопасности: область международного сотрудничества».

В условиях завершения формирования многополярной системы международных отношений и расширения сфер влияния великих держав, проблема морских юрисдикций и разрешения споров о них становится чрезвычайно актуальной. Факторами, подстёгивающими крупные государства к стремлению распространить своё влияние на близлежащие воды служат желание добывать залегающие на дне моря полезные ископаемые и геостратегические соображения.

В последние годы, одним из наиболее проблемных регионов в плане споров о морских юрисдикциях стало Южно-Китайское море.

Предметом территориальных споров в его акватории являются отдельные группы островов, принадлежность которых оспаривается шестью государствами региона – Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, Брунеем, Малайзией и Тайванем.

Руководство Поднебесной заявляет о своих исторических правах практически на всю территорию Южно-Китайского моря, используя в качестве главного аргумента документы 1947 года, на которых государственная граница Китая обозначена в виде «девятипунктирной линии». Эта линия охватывает зону приблизительно в 90% всего района Южно-Китайского моря, включая риф Скарборо и острова Спратли. По факту же, острова в Южно-Китайском море (например, на том же архипелаге Спратли) находятся под фактическим контролем разных государств. Это служит обоснованием для версий всех конфликтующих сторон.

Основной целью, которую ставят перед собой государства-участники споров в Южно-Китайском море, является контроль над запасами нефти, залегающими в нём. По данным контролируемой государством Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорации (CNOOC), которая является основным китайским подрядчиком по разработке морских месторождений углеводородов, в неосвоенных районах акватории Южно- Китайского моря может содержаться до 125 млрд. баррелей нефти и 500 трлн. куб. м. газа, однако эти данные не подтверждены независимыми исследованиями. И хотя предварительные расчеты о запасах нефти, предоставленные специалистами США (11-28 млрд. баррелей нефти) значительно разнятся с цифрами, которые заявляют китайские исследователи (до 213 млрд. баррелей нефти), все эти оценки являются весьма существенными и представляют особый интерес для стран региона, испытывающих дефицит собственных энергоресурсов.

Как мы видим, на кону споров в Южно-Китайском море стоят немалые ресурсы. Данное обстоятельство, в обозримой перспективе, делает регион, через который проходит около 25% мировой торговли крайне «взрывоопасным».

Следовательно, для стран Юго-Восточной Азии жизненно необходимо найти эффективное, а главное – мирное решение проблемы.

Интересный взгляд на то, каким оно может быть, предложил в ходе вышеупомянутой сессии СБ ООН премьер-министр Вьетнама Фам Минь Тьинь. По его мнению, заинтересованным странам следует создать сеть региональных механизмов и инициатив по обеспечению безопасности на море, координируемых ООН. В рамках этих механизмов, можно было бы вырабатывать решения для каждого конкретного случая, основываясь на договорённостях между странами того или иного региона, а также — Уставе ООН и Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года.

Актуальность предложения вьетнамского премьера обусловлена тем, что предложенный им механизм как нельзя лучше соответствует той структуре международных отношений, которая уже сформировалась и в настоящий момент требует упорядочивания, а именно – многополярности. Акцент на выработке решений для каждого конкретного региона, при учёте мнений всех его государств, и роль ООН в качестве координатора и независимого арбитра – это именно то, что может сработать в условиях многополярного мира, где каждый крупный регион будет тяготеть к выработке своих уникальных подходов к решению международных проблем.

При реализации подобной модели урегулирования, баланс между общепризнанными нормами международного права и региональной спецификой будет соблюдён в наиболее полной мере. Именно поэтому, с нашей точки зрения, предложение Фам Минь Тьиня заслуживает внимания и широкого обсуждения в кругу заинтересованных политиков, а также специалистов по Юго-Восточной Азии и морскому праву.

Даниил Богатырёв, политолог, эксперт Украинского института политики

 

Поделитесь в соц сетях!

Теги: , , ,

Загрузка...