Путин может пойти на дальнейшую эскалацию в Украине

Военный эксперт поделился мнением относительно развития ситуации в Сирии и Украине после сбития российского Ил-20. После уничтожения российского самолета-разведчика Ил-20 в Сирии Москва решила дополнительно обеспечить безопасность военнослужащих РФ на сирийской территории, и эти меры, по словам главы российского государства Владимира Путина, якобы «будут видны всем».

«Что касается ответных действий (на крушение российского самолета Ил-20 над Средиземным морем), то они будут направлены прежде всего на обеспечение дополнительной безопасности наших военнослужащих, наших объектов в Сирийской Арабской Республике», – заверил президент РФ российские СМИ.

О том, как дальше может развиваться ситуации в Сирии после уничтожения самолета с российскими военными и как это сможет отразиться на украинско-российской войне на Донбассе, в эксклюзивном интервью сайту «Сегодня» рассказал писатель, военный эксперт Валентин Бадрак.

— Как инцидент с уничтожением российского Ил-20 может повлиять на геополитическую обстановку в Сирии и сирийский конфликт?

— Россия очень часто идет по пути критических авантюр, и иногда она создает их сама, а иногда получает результаты как следствие. Крайним авантюрным критическим событием были пролеты самолетов РФ с желанием запугать страны НАТО, и российский самолет в конце концов был сбит турецкими ПВО. Теперь ситуация с Ил-20 немножко похожая, хотя предстала немножко в другом ракурсе. И это – опять испытание для России, а ситуация в дальнейшем будет связана с тем, как российский народ, население РФ воспринимает и будет воспринимать военные действия в Сирии. В том числе за скобками сейчас стоят военные действия в Украине. Думаю, что в Сирии подобные события (с уничтожением Ил-20) будут продолжаться, и они ведут к тому, что Путин теряет контроль над электоратом, народные волнения существенно возрастают сейчас в РФ, и недовольство тупиковой политикой главы Кремля является серьезным. Но в то же время из таких негативных моментов является то, что Путин, двигаясь по пути тестирования возможностей Запада отвечать на свои авантюрные выходки, старается создать миф о серии маленьких побед.

— Как все это может отразиться в результате на Украине, какие есть угрозы со стороны РФ?

— Не исключаю, что в контексте обострения американской-российской риторики, в контексте санкций, и в том числе серьезных изменений позиции к РФ той же Великобритании, Путин может пойти на дальнейшую эскалацию, в том числе и на территории Украины. Сегодня даже не без оснований говорят о возможности Путина применить оружие массового поражения на территории Украины, учитывая, что это уже было сделано в стране Западной Европы, и этого вполне нельзя исключать. В общем ситуация мною оценивается так: ждать послабления России в отношении ее действий в разных регионах мира не стоит, но внутри РФ растут антипутинские настроения. Это – взаимодополняющий процесс, и он очень непростой.

— Что делать Украине с учетом угроз, исходящих сегодня от путинской России?

— Для Украины крайне важные задачи прежде всего – усилить свой оборонный потенциал, готовиться к различным путинским сценариям по применению различных видов оружия, в том числе новых видов вооружения, а также новой формы ведения военных действий. Имею в виду атаки с морских акваторий. Об этом сейчас необходимо серьезно задуматься украинской власти.

— Насколько сегодня Россия готова серьезно обострять взаимоотношения с Израилем после инцидента с Ил-20?

— РФ с Израилем связывают традиционные долгие взаимоотношения, включая глубокий уровень военно-технического сотрудничества, разные другие проекты в различных сферах жизни. Но думаю, что Россия после сбития самолета Ил-20 пойдет на попятную так же, как она это сделала с Турцией. Потому что РФ выгодно иметь хоть каких-то союзников вместо полного «лагеря врагов» по всему фронту. Нужно разделять две России: одна это – официальная Москва и Кремль, а другая РФ – российский народ. Поэтому говорю, что россияне волнуются и небезосновательно. Но верить, что Путин будет ослаблять режимный контроль, оснований лично я не вижу. С другой стороны, касаемо геополитики, ситуация ясна (и это показал турецкий инцидент): как только начинает «пахнуть жареным», Путин идет на попятную, поскольку сталкиваться с реальной силой/угрозой, конечно же, глава Кремля не желает и на сегодня не готов.

— Как инцидент с Ил-20 может повлиять на процесс по созданию демилитаризованной зоны в Идлибе и отказу РФ от наступления?

— Думаю, что официальная Москва пойдет по пути «проглатывания» этой ситуации. РФ всегда отличалась тем, что очень небрежно и легко относилась к гибели российских солдат, и это продолжается еще со времен Жукова, заявившего, что «бабы нарожают еще». Позиция России в этом плане никак не изменилась, и она будет такой же. В этой связи потеря Россией 20 или 200 человек ничего не значит. С другой стороны, для России гораздо важнее вопрос имиджа  и положения на геополитической карте. В этом контексте РФ будет стараться, и думаю, что, скорее всего, ничего не произойдет в этих переговорах по Идлибу, так как официальная Москва «проглотит» инцидент с Ил-20 в пользу своего международного имиджа. Но, опять же, подчеркну, что ничто не проходит бесследно, и, конечно, уверен, что все случаи с российскими потерями нанизываются один на другой, и в итоге дадут большой негатив, когда придет время разбора, а Путину придется отвечать за все такие вещи и все сотворенное им.  

— Одной из причин уничтожения Ил-20 называется отсутствие у армии Асада системы распознания «свой-чужой». Почему Россия не передала это оборудование своим союзникам в Сирии?

— В любом случае речь идет о том, что все произошло случайно и неожиданно. РФ не дала систему «свой-чужой» по одной причине: идет война, и информировать о своих действиях в ходе военного противостояния официальная Москва не считает нужным. С военной точки зрения это считается правильным, но с точки зрения получения последствий такой политики оно выглядит не совсем правильным. Думаю, самолет сбили случайно, но если бы все повторялось, Россия все равно не передавала бы свои коды, информацию и никого бы не насыщала такими секретными данными.

— Насколько вообще целесообразно использовать комплексы С-200 для уничтожения истребителей, как это попытались сделать против израильской авиации войска Асада, которые в итоге и попали в российский самолет?

— В данном конкретном случае произошло влияние человеческого фактора, а также спорадическая реакция на ситуацию. В условиях, когда все происходит в режиме войны, многое случается спорадически и неожиданно, поэтому такое надо учитывать. Включается человеческий фактор, фактор случайности, психических реакций на разные условия. То есть все вместе и приводит приблизительно к таким событиям. Это далеко не последнее трагическое событие в российской войне. Потери россиян еще грядут.

— Возвращаясь к теме военных угроз РФ для Украины, как бы вы оценили инициативу правительства по созданию украинской военно-морской базы в Азовском море?

Создание такой базы со стороны украинского правительства – абсолютная необходимость, особенно если учесть, что здесь мы можем в какой-то степени привлечь, в том числе американцев как потенциальных союзников. Ведь мы знаем о помощи США при построении базы морской пехоты в Очакове. Сложилась хорошая динамика взаимоотношений со Штатами, и впоследствии американцы будут поддерживать Украину при создании морской базы в Азовском море. Думаю, это будет как один из элементов усиления береговой линии, создание плацдармов, в том числе (на чем я всегда настаивал и советовал делать) серьезное развитие и привлечение Сил спецопераций. Имею в виду – именно подразделений специального назначения, подготовки противодесантных операций, в том числе с обустройством участков противоминных заграждений. Не имея преимуществ на самом море, Украина должна усилиться именно с берега. И в будущем, уверен, к этому добавятся и ракетные комплексы «Нептун», которые могут поражать цели на дальности 280-300 километров. И думаю, что риторика России после этого существенно изменится.

Поделитесь в соц сетях!

Теги: , , , , , , , , , ,

Load...
Загрузка...